Сайт учителя русского языка и литературы
Стафеевой Натальи Геннадьевны
МОБУ "Восточненская СОШ" Тындинского района

Меню:

  • О себе
  • Педагогическое сообщество

  • Творчество детей:

  • БАМ - дорога романтиков
  • Есть такая профессия
  • Звезда спасения
  • Земля амурская, родная
  • Первый учитель
  • Рецензии на произведения
  • Стихи на разную тематику
  • Читать - это полезно!
  • Школьник-2018
  • Эссе

  • Детские исследования:

  • Детство, опалённое войной
  • Военное детство
  • Образ ветра в поэзии Есенина
  • История моей улицы
  • Зачем нужны псевдонимы
  • Читательский портрет моего сверстника

  • Цените слух, цените зренье,
    Любите зелень, синеву –
    Всё, что дано вам во владенье
    Двумя словами: «Я живу!»

    С.Я. Маршак


    Хочешь написать?

    E-mail: stafeeva@vostochnenskaya.ru

    БАМ - дорога романтиков

    Оглавление

    1. Это сердце стучит: БАМ! - Сесёлкина Татьяна, 9 класс.
    2. Новогодний БАМовский подарок! - Степанова Вероника, 6 класс.
    3. БАМ – дорога молодых. - Оцел Дарья, 8 класс.

    Это сердце стучит: БАМ!

    Мы приехали к деду Егору Серафимовичу в деревню к вечеру, когда уже вовсю кипел чайник, и вдалеке были слышны песни местных барышень. Я точно знал, что они поют у реки, ведь лучшего места для песен и найти трудно было. Алый закат, шумящая дубрава и тихая речка. Что может быть лучше?

    Недавно в школе рассказывали нам об истории БАМа. Я помнил, что именно из уст своего деда когда-то в раннем детстве я слышал это слово. Я решил не медлить и за чаем спросил у него:
    - Дед, ты строил БАМ?
    - Конечно, а как иначе? Все мы строили, за нами долгие 10 лет.
    - А расскажи-ка, интересно ведь.
    - Ну, раз уж ты просишь, конечно, расскажу.

    Родители уехали, оставив нас с Олькой (младшей моей сестрой) у деда. Бабушка пришла часам к девяти, когда мы с дедом уже сидели у окна за столом, а рассказ свой он только начинал. Олька пошла с бабушкой смотреть какую-топередачу, ну и ничего, и без них хорошо.
    - Ну, так что же, - начал было дед, - слушай, раз интересно. Родился я... ты уже знаешь, но всё же хочу с самого начала. Родился я близ Иваново, точно в такой же деревушке, где сейчас и живу, только вот за тысячи километров отсюда. Время было послевоенное, 1948 год. Помню, тяжело было. Мать на двух работах, отец с утра до вечера на заводе. Оставался я толком только с бабкой. Теплая няня. Как вспомню её, сердце сжимается в тиски. Помню, раз ем макароны, да без хлеба, а она сидит и приговаривает: "Как же без хлеба-то? Ну-ка, быстро!" Приятное было время, хоть и тяжёлое. Да, помнится мне, рассказывала бабка о строительстве каком-то. Говорила: "Эдак, вон там-то и строили в тридцатых. Эх, тяжёлая стройка была. С Соловков вон сколько людей полегло. Да и простых. Ни жилья ведь, ни пищи толком-то. Да война эта, стройку прервали. Вон как вышло-то!" Вот как вспомню её рассказ, да и понимаю, почему не в своём родном посёлке сейчас живу. Так вот. Было мне тогда 25 лет, когда я узнал от людей, что стройка эта возобновляется. Сколько энтузиазма было во мне тогда, сколько энергии! Сам порой дивлюсь. Но молодость! Какое время! Когда начался набор добровольцев, я тут же записался, и, помнится, через год мы с товарищами уже стояли на пороге великой стройки. Добирались в основном на машинах. Что я тогда думал? Что буду полезен своей стране, что мной будут гордиться, любить меня будут, уважать. Но нет, на самом деле, не жажда славы двигала мной тогда. И все эти люди шли и ехали туда не ради денег.
    - А ради чего же тогда? - перебил я его, сообразив только секунд пять спустя, что, возможно, прервал ход его мыслей.
    - Сердце вело нас туда. Представь себе, это же почти непаханные людьми территории. Кто ж знал, что там есть, а чего нет? Это новые земли, зачем людям ехать туда, да ещё и неизвестно, на какую работу? Но мы знали, что эта дорога нужна, мы шли с лозунгами и криками о том, что всё будет построено и, насколько это возможно, в кратчайшие сроки. Сердце вело, лишь сердце. Но это я понял не сразу.

    Привезли нас туда, поселили в небольшой деревушке, которую и деревушкой назвать было нельзя. Просёлочная дорога, пару колодцев, несколько одноэтажных домиков - вот и вся деревня. Добираться на стройку было быстро и неутомительно. Всего-то километр пути. Это ещё что! Сколько километров мы построили! Каждый день шли на работу, как на праздник. Не было особой печали, грусти, какой-то тяготы. Все, случаем, за работой запевали, да так, что на всю деревню слышно было! Расходились, обыкновенно, часам к десяти вечера. Строили мы от станции Бамовская до самой Тынды. Сколько сил было потрачено тогда, уж и не припомнить. Бывало, и болели часто, но русскому народу всё ни по чём, не так ли? Так и трудились целых десять лет.
    - А разве никакого забавного случая и не было?
    - Да почему же. Было много чего интересного. Вот, например. Строили мы однажды летом, год четвёртый, наверное, шёл. Так прямо возле дороги, метрах в пяти не то овраг, не то окоп какой, не то просто яма. А солнце слепило - жуть! Так рельсы клали и клали, а к полудню уж совсем солнце ярче стало, даже в глазах потемнело. А был в отряде нашем Микола, парень лет двадцати, широкоплечий такой, весь из себя. Так в тот день бок о бок с ним работали прямо возле этой ямы. Ну а детали-то для рельсов уложить куда-то надо, не сразу же их класть, а по очереди следовало. Так положил Микола их рядом вроде. Складываем деталь к детали, и говорит он: "А рельсы-то тю-тю! Закончились!" Я спрашиваю: "Как же закончились, штук десять ещё лежало же!" - в душе недоумевая, как же так быстро! Слышим: брат Миколы кричит: "Кто рельсы в яму уронил-то? Ну-ка! Ай-яй-яй, поди, достань!" И думаю я: «Ай да Микола, ай да парень». Рассказывал он потом: "Стою, - говорит, - в глазах темно, рельсы положить надо, ну и кладу их на самое ровное место, чтоб не повалились. И слыхал ещё грохот какой, думал, что-то упало, да и не обратил внимания. А потом слышу: Никола орёт: "Кто рельсы кинул?" Тут я и спохватился". Смеялись долго. Да что уж там, всякое ведь в жизни бывает. Или вот ещё случай был. Сидим как-то утром на рассвете, и говорит товарищ мой: "Пойдёмте, грибов да ягод насобираем! Марье застолье будет! Компот у ней вкусно выходит! А суп грибной… Вкуснота!" "Так чего же ты раньше молчал," - тут же подхватили мы да пошли по ягоды, взяв с собой штук пять небольших мешочков. Часам к семи уже все мешки полные были. Так идём до станции. Слышу: шорох какой-то. Смотрю: белка сидит на земле, да что-то в лапках у неё. Думаю: "Ишь, молодчина, запасы собирает!" Гляжу: поскакала на дерево ближайшее, а в дереве дупло. Ну, думаю: "Положу-ка белке ягод!" Положил горстку да пошёл дальше. А года два спустя прошёлся, уж забыл зачем, по тому же лесу. Смотрю: опять белка, знакомая. Да как запрыгнет на меня, я опешил было. Посидела на плече у меня, да и след простыл. Думаю вот до сих пор, что это было. Может, благодарность за ягоды?

    Так вот строили, с радостью, желанием, не то, что сейчас, каких-то непонятных наймут. Русские, нерусские. Эх, были времена!

    Стройка закончилась к 1984 году. Многие, как я, остались здесь и живут до сих пор. Даже тот Никола с Миколой, правда, в соседнем посёлке. Сходим как-нибудь.
    - Сходим, сходим! - завопил я. - Так почему ты бросил всё? Там же Москва была?
    - Я видел будущее. Оно было светлым, мы все хотели одного: помочь стране! Это был призыв, объединивший тысячи людей. Нас звала не власть, нас звало сердце!
    - Это сердце стучит: БАМ?
    - Да, именно так, именно так.

    Долго мы ещё сидели за столом, обсуждая Николу с Миколой да белку знакомую, но одно я понял на всю жизнь свою: русские трудятся не для наград и славы, а вкладывая частичку и сердца своего, и души в то дело, которое для народа важно!

    Сесёлкина Татьяна, 9 класс.

    К оглавлению


    Новогодний БАМовский подарок.

    Эта история случилась давно, когда я была совсем маленькой, но в памяти сохранились все детали того события. В то время мы жили в оборудованном для проживания вагончике, что было естественным для строителей БАМа и их семей. Бытовые условия во многом отличались от сегодняшних: привозная вода, печное отопление, частое отключение электричества. Но люди, окружавшие меня, не жаловались на неустроенный быт и трудности, на которые старались не обращать внимания. Как сейчас вижу знакомые с детства лица весёлых, жизнерадостных, очень добрых и заботливых людей. Жили дружно и открыто.

    Наша молодая семья, сотоявшая из отца, мамы и меня, образовалась в этом суровом краю, поэтому я себя считаю коренной жительницей этого таёжного посёлка. Стройка требовала усердной и добросовестной работы, полной отдачи от строителей, поэтому отца подолгу не было дома, и я скучала по его громкому голосу, ласковым глазам, заботливым рукам. Часы общения с папой для меня были самым счастливым временем, проведённым в кругу семьи. Отец, появляясь на пороге нашего жилища, всегда что-нибудь приносил мне в подарок «от зайчика».

    Приближались новогодние праздники. На работе, как выражались взрослые, был аврал. Срочно нужно было сдать объект, поэтому отец пропадал на стройке до позднего вечера. В последний день уходящего года мы с мамой готовили праздничный ужин, вернее, готовила, конечно, мама, а я старалась во всём ей помогать. За окном мела метель, в маленькие окошечки, залепленные снегом, невозможно было ничего разобрать. Из транзистора доносились звуки песен, потрескивали дрова в печи, на душе было радостно и волнительно. Казалось, что должно что-то случиться, какое-то необычное события.

    И вот открывается входная дверь, и в клубах пара появляется настоящий Дед Мороз с огромным мешком за плечами. Он постукивает рукавицами, топает обутыми в валенки ногами и громко произносит: «С Новым Годом!» Я прячусь за спиной у мамы, а она, протягивая вперёд руки, улыбаясь, приглашает гостя пройти в комнату. Дед Мороз, притопывая, напевая какую-то песенку, ставит мешок на пол и обращается ко мне:
    - А, ну-ка, красавица, покажи, чем ты порадуешь Дедушку. Какой подарок ты ему приготовила?

    Я, смущаясь, встаю рядом с неожиданным гостем и начинаю громко и задорно петь частушки. Их я часто слышала, когда родители вместе с нашими соседями собирались за одним столом и отмечали праздники. Исполнив всё, что помнила, я с нетерпением жду, когда Дед Мороз отблагодарит меня и подарит долгожданный подарок. Я ожидала что угодно, но то, что я увидела, когда Дед Мороз достал огромную коробку и открыл её, вызвало во мне настоящий восторг.

    Это была кукла! Настоящая, почти с меня ростом, с длинными вьющимися волосами, в красивом пышном платье. Она была похожа на живую девочку. Неужели это теперь моя кукла? Я не могла поверить, потому что до этого момента у меня почти не было игрушек. Кубики, маленький пупсик с ванночкой, зайчик и несколько зверушек – вот и всё моё богатство. А тут такая красавица! Я не могла наглядеться на подаренное мне чудо. Как я благодарна Деду Морозу, которым, как вы, наверное, догадались, оказался мой папа! Где достал он это волшебное создание среди заснеженной тайги? Я так и не знаю ответа на этот вопрос. Да, наверное, это и неважно.

    Хотя уже прошло много лет, и я теперь повзрослела, но тот новогодний вечер я вспоминаю часто, особенно, когда мне грустно. Волшебная кукла сидит на самом почётном месте, она напоминает мне те моменты детского восторга, которые испытывает ребёнок, когда чувствует себя самым счастливым человеком. А ещё, конечно же, эта кукла как ниточка, связывающая нас сегодняшних с теми, какими мы были много лет назад.

    Степанова Вероника, 6 класс.

    К оглавлению


    Обживать эти земли доверили им,
    Романтичным, весёлым, совсем молодым.
    Трудности эти сердца не пугали,
    Покорить край таёжный ребята мечтали.

    Здесь учились дружить, отдаваясь работе.
    Возводили дома, утопая в болоте,
    Прорубали дороги, с непогодою споря,
    Магистраль вдоль Байкала до Амура построив.

    Закалялись характеры, мечты окрыляли,
    Трудовые победы страну восхищали.
    Молодежь оправдала надежды страны,
    Результаты труда всем сегодня видны.

    Второе рождение БАМу пророчат.
    Кто живёт здесь, конечно же, этого хочет.
    Процветанья, развития этих земель
    Поручает страна молодым и теперь.

    Оцел Дарья, 8 класс.

    К оглавлению